Инструменты пользователя

Инструменты сайта


Боковая панель

История

История до 1917 года

История после 1917 года

Церковь

В Кузомени

Вокруг Кузомени

Пески

Жизнь помора

Быт помора

Дом

Одежда

Кулинария

Занятия поморов

Морские и речные промыслы

Лесные промыслы

Животноводство

Фольклор

Праздники

Говор

Люди Кузомени

крымская_война

Крымская война

Начавшаяся в 1853 году Крымская война затронула и Архангельскую губернию. Здесь 2 марта 1854 года царским правительством было объявлено военное положение в связи с угрозой англо-французского нападения. Населению было предписано защищаться «кто чем может». Ответственность за оборону была возложена на лесничих и других чиновников. В обязанности местных властей входило создание из крестьян вооружённых отрядов, что было нетрудно, поскольку крестьяне, занимавшиеся зверобойным промыслом, имели ружья и умели метко стрелять. (…) 4(16) июля 1855 года флагман английской эскадры, 44-пушечный фрегат «Меандер» остановился в двух верстах от села Кузомень.

Вот отрывок из письма британского офицера с этого фрегата, написанного примерно 8(20) июля и отправленного в Англию, где оно было опубликовано:

«16 числа положили якорь у деревни Кузомени, лежащей на северном берегу Белого моря у входа в Кандалакшскую губу. Шлюпка, карбас, катер и гичка с вооруженными командами, но без тяжелых орудий, отправились к берегу, а люди в числе всего 60-ти человек вышли на песчаное побережье против самой деревни для рекогносцировки. Отрядом командовал лейтенант Эллиот; морскими солдатами, которых было 24, командовал поручик Беннет. При отряде находились лекарь и фельдшер.

Подойдя к деревне под переговорным флагом, увидели выстроившиеся около домов 2-3 отряда числом не менее 350-ти человек; этого мы не ожидали, судя по скромному виду деревни. На полдороге между обоими войсками нас встретило 4 человека, из которых один нес на коротенькой палке бумажный платок, представлявший переговорный флаг.

Приказав им достать провизии для нашего парохода, мы отошли назад, чтобы дать им посоветоваться с деревенским старостою. В скором времени они подали флагом знак, чтобы мы подошли, что мы и исполнили; но, заметив, что они остаются на том же месте, остановились, подозревая, не имеют ли они какого-нибудь предательского замысла. Спустя некоторое время, мы ретировались к своим гребным судам, из которых одно отправили на фрегат с требованием подкрепления людьми и тяжелыми орудиями, ибо безрассудно было бы такою малочисленною партией атаковать отряд в 350 человек, занимавший выгоднейшую позицию».

Капитан, однако же, рассудил, что деревня того не стоит, чтобы рисковать из-за нее жизнью людей, и мы должны были возвратиться на фрегат не без чувства досады, что не удалось померяться с русскими; отойдя от Кузомени, пошли 19 числа к Архангельску.

О вооруженном противостоянии у Кузомени стало известно архангельскому военному губернатору С.П. Хрущеву, который сообщил об этом в Морское министерство. В сентябре 1855 года эта информация была опубликована в издаваемом Министерством «Морском сборнике»: «4 июля неприятельский парусный фрегат, остановясь в двух верстах от села Кузомени Кольского уезда, высадил на берег на 4-х гребных судах до 100 человек, которые, имея при себе белый флаг, отрядили с ним вперед 4-х человек. Парламентеры эти, не дойдя до селения 400 сажен, остановились.Навстречу им высланы были из селения писарь Плотников и крестьянин Алексей Приданников, которые вместо парламентерского флага имели белый платок, привязанный к шесту. Один из неприятельских парламентеров сказал по-русски:

- Мы требуем от вас волов, коров и овец за деньги, которых берите сколько угодно. Воевать м с вами не будем, мы вас любим. На это Плотников отвечал: - Волов у нас вовсе нет; а из малого числа коров и овец, которых имеем, продать вам не можем без разрешения начальства. - Если не хотите продать коров, - говорит переводчик, - то мы сами возьмем их и деревню сожжем. - Нет вам ни коров, ни овец! – отвечали Плотников и Приданников. - Кто у вас начальник? – продолжал переводчик. - Голова, - отвечали ему. - Скажите голове, что мы просим коров, и придите сюда с ответом. Я буду вас ждать.

Передав сельскому начальству этот разговор, писарь и крестьянин снова объявили неприятельским парламентерам, что нет им ни волов, ни овец, ни коров, и что более переговариваться не согласны. Тогда все выходившие на берег люди отправились к своим гребным судам, из которых одно пошло к фрегату, а остальные три вдоль берега, вероятно с намерением взять находившихся на наволоке (мысе) овец, телят и оленей. Чтобы воспрепятствовать этому, был послан отряд из 30 вооруженных крестьян, с появлением которых на наволоке неприятельские гребные суда отправились к фрегату. Простояв на якоре до 5(19) июля, фрегат ушел в море, не открывая огня по деревне». (…) Если бы шесть десятков английских десантников увидели в руках русских бородатых мужиков только топоры, вилы, багры и колья, вряд ли бы они стали ретироваться. Однако в самом начале навигации 1855 года крестьянин Патракеевской волости Архангельского уезда А. Чухчин успел развезти по всему побережью Белого моря сотни пехотных кремневых ружей со штыками.

Только Кузоменское волостное правление приняло от него 252 ружья и 1512 готовых патронов, 3 бочонка пороха, 15 пудов 30 фунтов свинца для литья пуль.

Руководители защитников Кузомени – состоящий на вторичной службе унтер-офицер Федоров и волостной глава Андрей Двинин – разместили вооруженных крестьян в укрытиях у самой деревни, в результате чего истинные сил русских англичане смогли оценить, только высадившись на берег и подойдя к Кузомени. На пологом берегу крестьянские отряды не показывались, чтобы не стать удобными мишенями для пушек «Меандер». Удержав крестьян от стрельбы и пойдя по пути переговоров, Федоров и Двинин продемонстрировали разумную выдержку и дальновидность.

Несмотря на просьбы отдельных английских офицеров применить против крестьян пушки, командир фрегата Томас Бейли не дал на это своего согласия. Трудно сказать, чем это было вызвано, - великодушием и благородством или холодным прагматизмом. Возможно, Т.Бейли сумел оценить мужество и выдержку крестьян, готовых защищать свои дома, имущество и в то же время не желающих первыми начинать кровопролитие.1)

Крымская война в устных рассказах

Воспоминания о Крымской войне сохранились до сих пор и в рассказах сегодняшних жителей Кузомени. Неудачи английского флота в осаде Соловецкого монастыря народная молва объясняет так:

Сюда англичане приходили в свое время, на Соловки пришли, а чайки все суда обо**али. И пришлось англичанам ни с чем идти.2)

2) Архив экспедиции «Русский север 2014» лицея №1553 им. В.И.Вернадского, К06
крымская_война.txt · Последние изменения: 24.12.2016 19:49 (внешнее изменение)