Инструменты пользователя

Инструменты сайта


Боковая панель

История

История до 1917 года

История после 1917 года

Церковь

В Кузомени

Вокруг Кузомени

Пески

Жизнь помора

Быт помора

Дом

Одежда

Кулинария

Занятия поморов

Морские и речные промыслы

Лесные промыслы

Животноводство

Фольклор

Праздники

Говор

Люди Кузомени

прозаический_фольклор

Фольклор села Кузомень

Фольклор - устное народное творчество, уходящее своими корнями глубоко в века. Фольклорный нарратив, это не однажды установившийся текст, а живой организм, видоизменяющийся с каждым поколением, с каждым новым носителем традиции.

Фольклор Терского берега в силу специфических черт семужного промысла традиционно богат своими эпическими и сказочными текстами. Ведь, когда вся семья выезжает на долгий срок вдаль от деревенской жизни на тоню, долгие осенние вечера становятся, своего рода, заповедниками для волшебной сказки или исторического предания.

Очень горько, что для широкого читателя эти тексты стали доступны с публикацией «Сказочники и сказочная традиция на Терском берегу» Балашова Д.М. только в 1970 году. По воспоминаниям этого крупнейшего фольклориста, именно Юго-Восток Кольского полуострова сохранил наиболее древние и развернутые сюжеты фольклорной прозы. Первая научная экспедиция, посвященная сбору народой устной традиции на Терском берегу, была произведена Марковым А.В., Масловым А.Л. и Богословским Б.А. в 1901 году. Этот довольно поздний срок научного освоения области до сегодняшнего дня позволяет ученым обнаруживать новые интереснейшие и красивейшие тексты. Хотя к сегодняшнему дню основной жанр фольклорной прозы на Терском берегу изменился с длинной сказки на более короткую быличку, записываемые тексты не утратили своего художественного совершенства.

В 2014 году в селе Кузомень были зафиксированы такие жанры как историческое предание, легенда, волшебная сказка, быличка и бывальщина.

Сказка - явление видовое, объединяющее несколько жанров: бытовые сказки, волшебные и сказки о животных. На Терском берегу рассказывались сказки всех из приведенных жанров. Многие из которых записаны и опубликованы Балашовым Д.М. и Власовой М.Н. во второй половине двадцатого века. В 2014 году в с. Кузомень была записана одна, ранее нигде не зафиксированная, волшебная сказка, названная Дьячковой Тамарой Владимировной - «Золотая головка».

Жили-были мужик, у нё было три дочери. Жёнка-то рано умерла, и он пошёл в лес как-то дрова рубить. Ну и вдруг слышит – чё-то шуршит. Голову повернул, а катится золота головка. Прикатилась на пенёк, вскочила головка:

- Мужик, а, мужик! У тебя, - говорит, - девки есь?

- Ну как нет, у меня три девки.

- Отдай одну за меня.

- А вот уж я, - говорит, - за них не буду, если можешь, дак пойдем в деревню, дак ты их сам спрашивай.

Вот, прикатился, идёт, а золота головка сзади катится. Прикатился, на лавку скочил и говорит. Отец-то, вот, говорит: «Золота головка прикатилась. Какая девка из вас замуж пойдет?» Старша говорит: «Меня ешь, и тебя ешь, - а отец-то, он сказал, что и меня съест, и вас съест, - хоть меня ешь, хоть тебя съешь, а не пойду». Вторая. А третья-то говорит: «Нет уж, папенька, луцше я пойду, чем вас тут убьют (нрзб?). Ну, пойдем».

Оделась и пошла. Он катится впереди, она взади идет. Пришли в лес, стоит дуб. Большой, большой-большой дуб. Подкатился: «Дуб, отворись!». Дуб отворился, взошли, а там замок оказался. Ну и вот, в этом замке, там прислуги полно, он оказался потом-то богатый там такой.

Ну и прошло три года. Прошло три года, и так домой-то уж хоцся. Ну и запросилась:

- Отпусти меня!

- Ну, отпушу с тем условием, что ничё не рассказывать.

Ну и она пришла, там обрадовались: «Что? Где? Как? Чего?». Девки-то всё равно ей выпытали это всё дело. Где, как живёт, как ей хорошо жить-то, дак. Ну и обратно пошла. Пришла: «Дуб, отворись!». Дуб не открылся. «А если дуб не откроеця, меня дома не будет. Ишы меня далёко. За тридевять земель, в тридесятом царстве». Ну и вот, пришла, дуб не открылся. Пошла в кузню, закозала трое железно лапти, три железных посоха и три шапки железных. И три просфиры жалезных, шебы грызть … (нрзб?).

Ну и вот, и пошла искать мужа своего. Идёт-идёт, идёт-идёт, приходит в лес – стоит избушка на курьих ножках, зашла:

- Фу! Коо там принесло? – бабка заорала, закричала.

- Бабушка, не шуми, - говорит, - не век вековать, одну ночь ночевать. Вот и россказала.

- А, вот ты кто! Моему племяннику, - говорит, - жёнка!

Одну ночь ночевала, тут ей подарила золото блюдечко с золотым яблочком. Ну вот, девка дальше пошла. Шла-шла, шла-шла – втора тётка. У той ночевала – подарила прялочку золотую, веретёшечку. Она дальше пошла. Шла-шла, шла-шла – третью встретила, третью тётку. Та подарила золоты пяльца, вышивать.

Ну и вот, говорит, пришла к дяди. Но, говорит, тут оне вот живут тут за рекой. За рекой живут тут, говорит, дак. Оне научили. Как и пили что там, выдержать то, дак день ясный падёт, ты возьми-ка вот ето, блюдечко-то ето, полоши да катай. Будет в палатах-то сияньё. Она пошлёт узнать, чё тако.

Ну ладно, пошла. День настал ясный-ясный, такое тепло, летом. Вышла – там катаны эти, … (нрзб?) сиянье в палатах.

- Чё это там тако красиво, поди узнай.

- У меня, говорит, не продажно.

- Продай, говорит, это моя хозяйка просит.

- У меня, говорит, не продажно, а обетно.

- А какой обет-то?

- А ночь с её мужем проспать.

А, ладно. Его напоили там, накормили, напоили вином. Одна ночь прошла. Не могла разбудить – будила, будила – не могла разбудить. Опять какое-то время прошло, взяла прялочку, вышла, прялочку купат да веретёнком помахиват, да опять с её мужем ночь проспать. Но вот на этот-то раз тоже ничего не могла сделать, не могла разбудить.

А на третий-то раз опять поят – а чего же они меня поят-то вином? Дай-ко я меньше буду: сколько за губу льёт, а сколько за шиворот льёт. Ну и вот, спать-то повалились, она и начала будить: «Муж ты мой любимый, муж мой хороший, две-то ноченьки тебя разбудить не могла, а на третью-то ночь пришла». Он, значит, очухался. Выпил, но очухался. Надо убегать. Мать-то … (нрзб?) такая была, дак всё знат, говорит. Научили, как чего сделать, сделали, ну и побежали. Побяжали, побяжали – через реку надо бежать-то. Кинул… Нет, это я другу сказку-то. В общем, ушли. Убежали. (Я-то не так, мама-то интересно рассказывала). И стали жить-быть, да добра наживать. Колдовство кончилось – он был заколдованный. И дворец оказался, и потом прислуги оказались, и всё оказалось. Мама интересно рассказывала, а я-то так, стала забывать тоже, дак. Несколько сказок путаю«. 1)

Исторические предания - устная летопись традиционной культуры. Толчком к возникновению предания всегда служит подлинный факт, со временем, обрастающий фантастическими деталями.

А церковь у нас была, она – Александра Невского. Это по велению Екатерины, царица Екатерина была, вот когда Александр Невский победил, она сказала построить здесь монастырь. Большая – большая была, поэтому ее и называют Александра Невского. 2)

Легенды - жанр малой фольклорной прозы, повествующий об, одушевленных Божьей волей, явлениях неживой природы и сверхъестественных существах (святые, ангелы). Часто легенды содержат нравственные установки культуры.

Когда рушили церкви, когда их разбирали, колокол с колокольни бросили в реку Варзуга. А когда опомнились, что нужно было переплавить на что-то, колокол так и не нашли, а вот с тех пор очень много людей тонут в Варзуге. Единственное, река в этот год никого не забрала….Хотите верьте – хотите нет 3)

Так же в Кузомени бытует богатейшая традиция демонологических рассказов: бывальщин и быличек. В 2014 году были зафиксированы былички и бывальщины о мифологических персонажах: леший, домовой, колдовка и черт.

Обычно говорят:«как леший идет,так сразу узнаешь»,в сером кафтане здоровый мужик .Однажды шел за мной,было дело, в шестьдесятвосьмом .Пошли однажды грибы собирать на сенокосе,а пошла на следующую тоню,потом бригадир кричит:«Жонки!Пора уж ворочать,роса -то уж высохла. Жонки,пошли!»- говорит. Потом Татьяна мне:«Тамарка пошли!». Я:«иду-иду!».Да вот пропали из глаз ноги ейные. Смотрю, а ноги шли следом, а потом все, пропали! Как я обратно развернулась, пошла в обратну сторону, так а чо, я же к реке иду-то? Видела, как линию перешла. Как вышла на мох, не могу понять, куда я иду? Почему я к дороге-то иду? Подошла убедиться, тут озерко, постояла у озерка. Развернулась, пошла. Вот иду, вот уперся мне в спину взгляд, в затылок уткнулся. Мужик идет сзади. Ну идет человек за мной, ну как то не было у меня такого посмотреть на человека, который сзади идет. Иду, да иду. пришла! Девчонки все разворочались уже на перекур. Говорят: «где тебя леший водит ,мы вон уже давно на перекуре». А потом на меня такой страх навалился:«Жонки, а меня ведь правда леший водил! 4)

Интересно, вот так я в глаза не видала. Но дома… Лежу я на диване, сын ушёл на ферму - Виктор работал. К часу ночи пошёл на ферму, в августе месяце темно. ……. На той кровати спали, маленький был еще. Ещё на пятнадцать был моложе того. Ну ладно, тот на работу ушёл, а я раз с кровати да на диван, лежу. И вдруг диван у меня вот так закачался, как люлька. Я лежу, вдруг подушка подъехала, я подушку под голову. Одеяло поехало. «Дедушка, не балуйся, спать хочу!». Ещё спиной на избу повернулась - момент уснула. Ну да, чё-то свое в доме. 5)

А вот тут случай был у нас, мне рассказывали, тут был амбар для лошадей, для сена. Рассказывали бабушки. Одна свою дочку невзначай, ну она маленькая, бегает под руками, мешается, ну она ей и сказала: «Иди…». Ну, в общем, послала к черту. Ну, забирает черт. Она плачет, нету ребёнка. Ребёнка как ветром сдуло, четырёх лет ребёнок, девочка. Она идёт, это по рассказу, бабуля рассказывает, а я всё слушаю. Ну, я любила, когда рассказывают, всё это впитывала себе. Говорит, вот сходи в этот амбар, там сено, то-то сделай, то-то скажи, что будет твориться, ты ничего не слышишь и не видишь. Делай то, что я тебе скажу. Только не оглядывайся назад. Что будет лететь, что это само, говори… А вот потом, говорит, увидишь чего… Вот она вытерпела, такие страсти были. Её и душили, и чего только не делали – она вытерпела. Только говорила молитвы, которые научила бабушка. И ей вернули девочку.6)

Вот это вот мы маленькие игралися. Мне такую большую показали… Песок осыпается. Вдруг большая икона. Понимаете? Вот все играемся. На купола залазели и все. Мы играемся на песке и это самое. Вот показывает. А потом девкам крикнула и уже все: ушла. Она сама по себе ушла. На том же месте я была. Позвала девчат. Говорю: «Идите. Какая большая икона» Почти с человеческого роста. Большая икона была. Только мне показали и все, потом ушла. Больше не могли найти.7)

Замечательно, что данный жанр фиксируется не только от жителей старшего поколения, но и от носителей традиции иных возрастов. Этот факт оставляет надежду на дальнейшую жизнь и развитие малой фольклорной прозы на Терском берегу.

1) Архив экспедиции «Русский Север 2014» Лицея им.В.И. Вернадского №1553. К23 минута 43:00.
2) Архив экспедиции «Русский Север 2014» Лицея им.В.И. Вернадского №1553. К05 минута 01:11:00.
3) Архив экспедиции «Русский Север 2014» Лицея им.В.И. Вернадского №1553. К02 минута 18:20.
4) Архив экспедиции «Русский Север 2014» Лицея им.В.И. Вернадского №1553. К06 минута 56:10.
5) Архив экспедиции «Русский Север 2014» Лицея им.В.И. Вернадского №1553. К06 минута 59:30
6) Архив экспедиции «Русский Север 2014» Лицея им. В.И.Вернадского №1553. К26 минута 06:00.
7) Архив экспедиции «Русский Север 2014» Лицея им.В.И. Вернадского №1553. К26 минута 29:50
прозаический_фольклор.txt · Последние изменения: 24.12.2016 19:49 (внешнее изменение)