Инструменты пользователя

Инструменты сайта


Боковая панель

История

История до 1917 года

История после 1917 года

Церковь

В Кузомени

Вокруг Кузомени

Пески

Жизнь помора

Быт помора

Дом

Одежда

Кулинария

Занятия поморов

Морские и речные промыслы

Лесные промыслы

Животноводство

Фольклор

Праздники

Говор

Люди Кузомени

кузоменская_ссылка

Ссыльные в Кузомени

На рубеже Первой русской революции 1905 года в Кузомень ссылали многих «политических». В Кузомени были власти и жандармский пристав, которые могли осуществлять догляд за людьми, осужденными за политику. Отсюда было довольно трудно выбраться незамеченными. Кроме того, считалось, что вследствие отсутствия здесь промышленных предприятий, здесь не было революционно настроенного пролетариата, а немногочисленное поморское население, не испытавшее гнета эксплуатации и насилия, как в Центральной части России, не было способно на политические выступления против правительства и установленных порядков.

В 1903 году летом в Кузомень привезли первых 6 человек ссыльных. В августе 1904 года их было 17 человек, но по манифесту, изданному по случаю рождения царского наследника Алексея, сроки ссылки лицам «хорошего поведения» был сокращён на одну треть. В связи с этим большинство ссыльных было освобождено и отправлено по своим местам. К весне 1905 года в Кузомени осталось 8 человек ссыльных. В сентябре 1905 года оставшиеся ссыльные были переведены в Архангельск. На какое-то время в селе наступил «бессыльный» период. Но в конце мая 1906 года в Кузомень опять стали привозить ссыльных, и к осени их было 37, а в феврале 1907 года уже 40 человек. В начале 1908 года ссылка на Мурман прекратилась. Всего в Кузоменской ссылке побывало 57 человек.

Почти все ссыльные были образованными людьми, к которым невольно тянулись местные жители, особенно молодёжь. Мало кто из селян выезжал дальше Колы и Архангельска, и всем было любопытно послушать, а как там в столице и крупных городах. Ссыльные жили в семьях, помогали хозяевам, выполняли любое дело, на которое были способны. Поэтому контакт с народом был у них самый тесный, непосредственный.

Через поколения воспоминания о ссыльных дошли до современных кузомлян.

В Варзугу, наверняка, не ссылали. Ну у нас же здесь была жандармерия, надзиратели даже с Архангельской губернии были присланы, служили здесь, специальный пристав был. И вот присылали. На судах их привозили и селили здесь. Ну, молодёжь, видимо, наверное, а они же городские, умные, начитанные, им интересно же, наверное, было. Прийти там в гости. Им мозги всё промывали, промывали и допромывали, что эта молодёжь она и пошла бомбить, закрыть церковь.1).

В политических донесениях часто встречались донесения такого рода:

И. Н. Савин – весьма деятельно оказывает населению медицинскую помощь«; И. В. Бугров – «пытается выдавать местным обывателям книги для чтения, но был остановлен»; Н.В.Цехановский – «из местного населения с ним вошли в знакомство крестьяне: Заборщиковы Александр и Николай Алексеичи, Андронов С.С., Корехов Алексей Михайлович, Двинин О.Д.; А.Г.Лукин – «дружен С Пироговым Тимофеем Александровичем.

Ссыльные, по воспоминаниям старожилов, «часто ходили гурьбой по улицам села и пели революционные песни». Песни эти петь им полиция не запрещала.Но если «вольнодумную» запевал кто-либо из местных жителей, его сажали в «катамаску» (арестантскую), штрафовали. Однако, несмотря на это, многие селяне, особенно молодёжь, разучивали и пели революционные песни, часто звучали они на вечеринках, на рыбных промыслах, на сенокосе.

Весной 1905 года, когда в России обострилась классовая борьба, в Кузомени ссыльные создали подпольную социал-демократическую организацию.

Из рассказа вожака кузоменской молодежи Кривошеина Филиппа Михайловича:

Собралось нас,мореходов-матросов да рыбаков-бедняков человек 10 втихомолку, то есть тайно, в старом кореховском доме, в комнате на вышке, где жили некоторые ссыльные. Их в то время в большой комнате было 5 человек. Сначала негромко пели,вернее, разучивали революционные песни. Затем выступил ссыльный Гусев П.П. Он сказал: «Только свержение царя может принести рабочим, крестьянам, рыбакам настоящую свободу и добрую жизнь. Мы боремся против тирана-царя, за то и в ссылку нас сослали, но и здесь мы революционеры. Мы-то здесь люди временные, а вы постоянные жители. Мы с вами уже говорили, что вы должны здесь делать, если вступите в нашу партию». И спросил нас: «Вы согласны? От слов своих не отказываетесь?» Сначала вопрос такой нам показался обидным. Да разве можем мы, поморы, от своих слов отказываться, и почти хором ответили: «Согласны! Ведь нам терять тоже нечего…» А потом время от времени мы собирались на общую сходку в разных местах: то в доме Абросимовых, то у Осипа Двинина, а то и где-либо на окраине села в весеннее и летнее время.

В подпольную политическую организацию входило 12 человек. Первым руководителем ее был Егор Яковлевич Абросимов, у него хранились список организации и другие документы. В нее входили: Кривошеин Филипп Михайлович, Двинин Осип Дмитриевич, Рогозин Афанасий Михайлович, Андронов Василий Иванович, Пирогов Тимофей Александрович, Абросимов Евгений Яковлевич, Пономарев Михаил Павлович, Абакумов Иов Дмитриевич, Долгой Василий.

Многие из односельчан хоть и не являлись ее членами, но поддерживали ссыльных. Это Тарабуев Захар Иванович, Двинин Никита, Пироговы Сергей и Павел, Рогозин Михаил Михайлович – мастер по ремонту судов, Абакумов Василий – рыбак, Пирогов Артемий – рыбак, а также работники-батраки Кирилловский Алексей Ефимович, Прыгунов Григорий. Большинство членов организации были молодые поморы-бедняки, рыбаки и наемные работники местного купца Корехова М.Н., успевшие хлебнуть горькой жизни. »

(…) 1 августа 1905 года в Кузоменскую ссылку привезли известного революционера – ленинца Виктора Павловича Ногина, имевшего уже большой опыт в партийной работе. Ему предписывалось прожить здесь 6 лет, а вместо этого он пробыл 8 дней. Виктор Павлович в одну неделю сумел убедить рыбаков, как важно перебросить его из Кузомени на Большую землю. Ночью 9 августа 1905 года В.П. Ногина, П.П. Гусева, А.З. Новохатко спрятали под брезент в рыбацком карбасе, а на рассвете кузоменские рыбаки, рискую своей жизнью, переправили их на другой берег моря». На протяжении партийной деятельности В.П. Ногина неоднократно арестовывали, 3 раза он бежал из ссылки. После смерти в 1924 году этот выдающийся революционер был похоронен у Кремлевской стены, его именем названы площадь и станция метро в Москве.

Так о ссыльных и в частности о ссылке Виктора Павловича Ногина вспоминают жители Кузомени:

…коммунисты здесь первые появились, ячейки комсомольские первые появились, все у нас первое, в других еще нигде не было, Ленина соратник, только к нам соратника своего послал, что в этом селе уберут его, приберут, куда-нибудь спрячут, вот наши через моря евойного соратника перевезли в Архангельск.2)

С осени 1905 по март 1907 года в Кузоменском сельском училище преподавал учитель Витюгов Антон Андреевич. Вместе со ссыльными революционерами он проводит политические беседы с беднотой и продолжает эти занятия после отъезда ссыльных. Местным властям учитель сразу пришелся не по вкусу: «визитов никому не делает, в гости не ходит, в карты не играет». Особенно невзлюбил его поп Василий Перовский, который жаловался, что дети не хотят учить Закон Божий, плохо слушают его, так как учитель внушает детям, что «нет Бога, нет рая». Перовский ходил по домам наиболее темных, религиозно настроенных крестьян, настраивал против учителя. Он легко нашел поддержку у зажиточных крестьян, недовольных тем, что Витюгов устраивает ежедневные собрания молодежи, на которые невозможно проникнуть и узнать, что там происходит. Чтобы опорочить Витюгова, крестьяне прибегли к клевете: сторожиха заявила, что «боится одна спать в училище, потому что местные революционеры стращают ее убийством». 21 ноября 1906 года чиновник по крестьянским делам А.А. Мухин отправляет губернскому начальству донесение, в котором просит «избавить село от учителя», ведущего революционную деятельность. Становой пристав А. Каняев по предписанию жандармского управления производит обыск в комнате учителя и, обнаружив «брошюры преступного содержания», возбуждает уголовное дело.

10 декабря 1906 года собрался сельский сход, на котором из 120 домовладельцев присутствовало 93. Верх взяли сторонники закрытия школы и увольнения учителя. Члены подпольной организации РСДРП направили заявление директору народных училищ Архангельской губернии с просьбой «открыть в селе Кузомень двухклассное министерское училище и оставить учителя на прежнем месте», подписанное всеми членами РСДРП – всего 24 подписи. Отношения в селе резко обострились: молодежь встала на защиту учителя, избрав пристава Каняева, попа Перовского и чиновника Мухина главными объектами нападок. Так, приставу выбили стекла камнем, на двери дома попа приклеили листок с едким сатирическим текстом.

На вопрос уездного судьи по поводу жалобы крестьян А.А. Витюгов отвечал: «Я не могу отказать людям в живом слове, когда у них пробуждается интерес к общественной жизни страны и не помочь им разобраться в вопросах современной жизни».

9 января 1907 года группа крестьян, подстрекаемая чиновником Мухиным, собралась на сельский сход и приняла решение: «Мы, крестьяне Кузоменского сельского общества, детей своих в школу отпускать не желаем ввиду внушения учителем детям противных христианству и православию мыслей, и постановляем: учителя Витюгова из училища удалить…» В марте 1907 года А.А. Витюгов был уволен «за крамолу», арестован и приговорен к 4 годам лишения свободы На место учителя была назначена «крестьянская девица, не прошедшая полного курса обучения».

Из воспоминаний крестьянки Ворониной Елены Михайловны:

Весной 1907 года, 1-го мая, пошли с красным флагом к морю и пели революционные песни. К ссыльным присоединилось много местных жителей. Песни пели все, хором. Красный флаг был в руках у одного из ссыльных. Урядник потребовал отдать флаг. Но мы окружили ссыльного с флагом густой толпой (а он флаг поднял еще выше) и очень громко все, пришедшие сюда, шумливо кричали: «Держи выше флаг!», «Не отдадим нашего флага полиции!» Урядник тоже покричал, покричал на нас и ни с чем ушел в деревню. А мы продолжали праздновать. Потом пошли в село с флагом и песнями. Флаг остался у ссыльных.

С тех пор жители нашего села вместе с кружковцами-запевалами ежегодно 1-го мая приходили к морю на то место – напротив села и проводили свой праздник.Песни революционные… сообща пели. Пели песни в этот праздник у моря и старинные народные, и веселые – хороводные. А кружковцы – «политиканы» выступали с маленькими речами. Рассказывали они об угнетении богатеями бедняков и всех тружеников, рыбаков и матросов,о незаконных поборах чиновников, о справедливом и несправедливом пользовании рыболовными и сенокосными угодьями.

После собрания - митинга тут же, на берегу моря (а берег здесь песчаный) играли в мяч – парни и мужики в «хлопту» - лапту, а девушки и женки – в луночки, некоторые в «попа», в рюхи (городки), «из-за ухороночки» (прятки) и так далее. Бывало, и чаепитием занимались, чай грели обычно в медных чайниках, приносимых из деревни… »3)
1) Архив экспедиции «Русский Север 2014» лицея №1553 им. В.И. Вернадского, К08, 56:37
2) Архив экспедиции «Русский север 2014» лицея №1553 им.В.И. Вернадского, К06 39:00
кузоменская_ссылка.txt · Последние изменения: 24.12.2016 19:49 (внешнее изменение)